Персонализированные вакцины возможны!

03.12.2014

В ходе Симпозиума по онкоиммунологии (ESMO Symposium on Immuno-Oncology), прошедшего недавно в Женеве (Швейцария), доктор Хаприт Сайн (Harpreet Singh) рассказал о возможности создания персонализированных вакцин при всех типах рака.

«Одна из важнейших проблем в иммунотерапии онкологических заболеваний – это выявление соответствующих опухолевых мишеней, которые могут распознаваться T-лимфоцитами, – говорит Сайн, научный координатор I фазы Европейского клинического испытания GAPVAC, целью которого является проверка персонализированных вакцин против глиобластомы, – наиболее часто встречающегося агрессивного рака мозга. – В ходе клинического испытания GAPVAC мы будем лечить пациентов, больных глиобластомой, вакцинами, которые идеально подходят для каждого пациента, поскольку содержат индивидуализированные антигены».

У всех пациентов, участвующих в проекте, исследователи проанализируют в опухолевых клетках экспрессию генов пептидов, входящих в состав рецепторов человеческого лейкоцитарного антигена (human leukocyte antigen, HLA) (то есть белков, которые будут распознаны Т-клетками), а также специфические мутации и способность иммунной системы развивать ответ на определенные антигены. На основании этой информации будут созданы две активные персонализированные вакцины (actively personalized vaccines, APVACs), которые будут вводиться после традиционного хирургического лечения.

Первая вакцина будет создана на основе набора из 72 мишеней, чье значение для лечения глиобластомы установлено исследователями. Пациентам будут вводить смесь экспрессирующихся у них в организме белков, к которым иммунная система может развить ответ.

«К примеру, в опухоли пациента может экспрессироваться 20 из 72 белков-мишеней. Если обнаружится, что иммунная система может сформировать ответ к пяти из этих 20 мишеней, мы смешаем эти пять белков и введем их пациенту. Мы будем комбинировать белки из имеющегося набора, но это сочетание будет разным для каждого пациента, поскольку соответствует его биомаркерам», – поясняет Сайн.

«Вторая вакцина синтезируется de novo на основе мутантного белка, экспрессирующегося в опухоли пациента. Этого белка нет в нашей коллекции, поскольку он синтезировался только у одного единственного пациента. Пациент получает APVAC-1 и APVAC-2 очень специфическим способом, который не применялся для других пациентов, – говорит Сайн, – У GAPVAC две основные цели. Первая состоит в том, чтобы продемонстрировать реалистичность таких вакцин, поскольку это одно из наиболее сложных клинических испытаний, проводившихся когда-либо в иммунотерапии онкологических заболеваний. Вторая цель – показать возможность формирования лучшего биологического ответа в этой группе пациентов по сравнению с вакцинацией неперсонализированными агентами».

В предыдущих исследованиях Сайна в ходе I и II фаз клинических испытаний было показано, что вакцинация неперсонализированными антигенами приводит к лучшему контролю заболевания и большей общей выживаемости пациентов с раком почки.

«Для неперсонализированных вакцин мы использовали неиндивидуализированные белковые мишени, встречающиеся у многих пациентов с определенным типом рака. Используя новый подход, мы успешно вакцинировали пациентов с раком почки, прямой кишки и глиобластомы, – рассказывает Сайн. – В ходе исследования были выявлены и другие мишени, встречающиеся, как оказалось, у очень немногих пациентов или, в некоторых случаях, у одного пациента. Нередко такие пептиды качественно лучше, поскольку они встречаются в раковых клетках более специфично и на более высоком уровне. Это привело нас к идее разработки персонализированных вакцин, содержащих набор «мишеней» для каждого конкретного пациента. Мы надеемся, что они окажутся эффективнее обычных вакцин».

«Простой пример – препарат трастузумаб, применяемый для лечения рака молочной железы. Трастузумаб изначально использовали для лечения всех пациентов с раком молочной железы, однако эффективность наблюдалась только у небольшой группы больных. Сейчас только 20% пациентов получают трастузумаб, а персонализированный подход основан на наличии у пациентов мишени препарата – белка Her2», – продолжает Сайн.

Исследователь полагает, что персонализированные вакцины дают надежду для лечения всех типов онкологических заболеваний, а персонализация может также применяться в адоптивной клеточной терапии.

«Персонализация не ограничивается вакцинами, а является общим принципом, который мог бы применяться широко в иммунотерапии онкологических заболеваний. Мы начинаем с вакцин, но думаем и о персонализированных антигенах в адоптивной клеточной терапии», – заключает Сайн.

По материалам European Society for Medical Oncology (ESMO)

Оригинальная статья:
Steffen Walter, Toni Weinschenk, Arnulf Stenzl, Romuald Zdrojowy, Anna Pluzanska, Cezary Szczylik, Michael Staehler, Wolfram Brugger, Pierre-Yves Dietrich, Regina Mendrzyk, Norbert Hilf, Oliver Schoor, Jens Fritsche, Andrea Mahr, Dominik Maurer, Verona Vass, Claudia Trautwein, Peter Lewandrowski, Christian Flohr, Heike Pohla, Janusz J Stanczak, Vincenzo Bronte, Susanna Mandruzzato, Tilo Biedermann, Graham Pawelec, Evelyna Derhovanessian, Hisakazu Yamagishi, Tsuneharu Miki, Fumiya Hongo, Natsuki Takaha, Kosei Hirakawa, Hiroaki Tanaka, Stefan Stevanovic, Jürgen Frisch, Andrea Mayer-Mokler, Alexandra Kirner, Hans-Georg Rammensee, Carsten Reinhardt, Harpreet Singh-Jasuja. Multipeptide immune response to cancer vaccine IMA901 after single-dose cyclophosphamide associates with longer patient survival. Nature Medicine, 2012; 18 (8): 1254 DOI: 10.1038/nm.2883 

Ссылка:http://cbio.ru/page/43/id/5610/

Первый Санкт-Петербургский Государственный Медицинский Университет, Кафедра клинической фармакологии и доказательной медицины. © 2007-2017. При использовании материалов сcылка на кафедру клинической фармакологии и доказательной медицины обязательна.
Query time: 0.0057 s Query count: 17 Total time:0.1214 s Source: database